10 мая 2013 г.

Eat, Pray, Love; Есть, молиться, любить

Роман Элизабет Гилберт "Есть, молиться, любить" 

С каждой строчкой произвоидт на меня все больше впечатлений, вот бывает так, что ты 
находишь фильм или книгу именно в то самое время и проникаешься темой повествования 
автора. Я пока не дочитала, но хочу поделиться любимыми отрывками из книги: 
Дело в том, что я привязалась к Дэвиду, как к наркотику (в свою защиту скажу, что он сам
поощрял это, будучи, если можно так выразиться, роковым мужчиной). Теперь же, когда он стал
уделять мне меньше внимания, я жила в предвидении легко предсказуемых последствий. Болез-
ненная привязанность непременно сопровождает все истории об отчаянной любви. Все начина-
ется, когда предмет обожания дарит тебе головокружительную, галлюциногенную дозу чувства,
о котором ты не смела и помышлять, – это может быть, к примеру, эмоциональный коктейль из
неземной любви и ошеломляющего восторга. Вскоре без интенсивного внимания уже не обой-
тись, и тяга превращается в голодную одержимость наркомана. Когда наркотик отнимают, чело-
век заболевает, сходит с ума, испытывает эмоциональное опустошение (не говоря уж о ненавис-
ти к дилеру, который подсадил тебя на эту дрянь, а теперь отказывается давать ее бесплатно,
хотя ты точно знаешь, что она спрятана где-то рядом, ведь раньше тебе ее давали просто так).
Следующий этап: ты сидишь в углу, исхудав и дрожа, готов продать душу и ограбить соседей,
лишь бы еще раз испытать тот кайф. Тем временем предмет обожания начинает испытывать к
тебе отвращение. Он смотрит на тебя так, будто видит в первый раз, – этот взгляд уж никак не
может быть обращен к той, к кому он когда-то питал возвышенные чувства. И самое смешное,
разве он в этом виноват? Посмотри на себя. Ты превратилась в жалкую развалину, саму себя не
узнать.
Вот и все. Последняя стадия отчаянной любви – полная и жестокая деградация собственного Я.
_________________________________________________________________________________
«Пиццерия да Микеле» – крошечное заведение, здесь всего два зала и одна печь, выпе-
кающая пиццу нон-стоп. От вокзала – пятнадцать минут пешком под дождем, но это не должно
вас останавливать: идите. Лучше прийти пораньше, а то иногда у них кончается тесто – и тогда
ваше сердце будет разбито. Примерно к часу дня улица у входа в пиццерию уже кишит неаполи-
танцами, которые пытаются пробиться внутрь, прокладывая себе путь локтями – точно хотят за-
нять место на спасательной шлюпке. Меню отсутствует. Здесь подают всего два вида пиццы:
обычную и с двойным сыром. О новомодной чепухе вроде калифорнийской с оливками и суше-
ными томатами здесь слыхом ни слыхивали. Тесто – я понимаю, это примерно на середине
пиццы – больше похоже на нан – индийскую пресную лепешку, чем на ту пиццу, что мне дово-
дилось пробовать прежде. Оно мягкое, пружинистое и упругое, но при этом на удивление тон-
кое. А я-то всегда думала, что тесто для пиццы может быть или тонким и хрустящим, или тол-
стым и мягким. Откуда мне было знать, что в мире есть такое тесто, которое может быть и
тонким и мягким одновременно? Святые небеса! Тонкое, мягкое, крутое, пружинистое, вкусное,
рассыпчатое, соленое, райское тесто для пиццы. Сверху – сладкий томатный соус, превращаю-
щийся в пузырчатую кремообразную пену, смешиваясь с расплавленной свежей моцареллой из
буйволиного молока, а в середине всего этого великолепия – одна-единственная веточка базили-
ка, наполняющая всю пиццу пряным ароматом, словно кинозвезда в сверкающем платье в центре
зала, рядом с которой все присутствующие ощущают себя звездами. На практике съесть это не-
возможно. Стоит откусить кусочек – и мягкое тесто падает, горячий сыр течет, как земля в
оползень, и ты выглядишь как поросенок, а стол вокруг похож на свинарник Но не надо обра-
щать внимания – просто ешьте.
___________________________________________________________________________________
И тут Джулио объяснил – на смеси английского, итальянского и языка жестов, – что каж-
дому городу соответствует девиз, определенное слово, которое характеризует место и людей, в
нем живущих. Если бы можно было прочесть мысли людей, идущих по улице в одном и том же
городе, оказалось бы, что большинство из них думают об одном и том же. Это и есть слово, со-
ответствующее месту. И если то слово, что ты считаешь главным, не вяжется с девизом города,
тебе там делать нечего.

0 коммент.:

Отправить комментарий